Желание выпить. Может ли стремление к удовольствиям вызывать тягу к алкоголю

    

Почему нас тянет выпить? Играет ли роль память об удовольствии в формировании алкогольной тяги

Лет 30 назад, когда я начал искать ответ на это вопрос, сделал для себя вывод, что виной всему наше стремление к удовольствию.
 
По телевизору передачу посмотрел в те годы об одном исследовании. Крысам подключали к определенным точкам мозга электроды, по которым подавался слабый электрический ток. При этом крысы должны были получать эйфорические ощущения.
 
Для тех, кому лень читать:
 

 
В клетке было три педали, если нажать на одну, давалась еда, ударить по второй, вода. Если стукнуть по третьей, на электроды подавался разряд, от которого крыса получала порцию радости.
 
Имея свободный выбор, животные часами лупили по третьей педали, забывая о еде и воде, доводя себя до полного изнеможения.
 
На тот момент, это было для меня абсолютное доказательство правильности моих заключений – пить водку нас заставляет подсознательное, животное стремление к получению удовольствия.
 
У меня сформировалось такое объяснение причины возникновения зависимостей.
 
Вся деятельность животных базируется на стремлении получить положительные эмоции и уйти от отрицательных.
 
Основной инстинкт животных, а человек, это как ни крути, тоже животное, в смысле функционирования организма, это продолжения рода, ну после инстинкта самосохранения, может быть.
 
На чем держится основной инстинкт? Правильно, на получении ярких положительных переживаний. Понятно же, что, если бы сексуальный контакт всегда сопровождался болью, тошнотой, резью в глазах, ломотой в суставах, человечество бы давно вымерло.
 
Продолжать род в сопровождении подобных ощущений, можно было бы нас заставить только под пистолетом. Значит, рассуждал я, в каждом с рождения заложено стремление к удовольствию с целью передачи жизни следующим поколениям.
 
Ну, а проблемы, в виде всевозможных пристрастий и зависимостей, это побочные явления такой организации нашей психики. Природа с этим не заморачивается, ей главное, чтобы вид не вымер.
 
Все логично. Все срастается.
 
Вот с такими взглядами я и жил лет десять, время от времени влетая в запои и давая себе, при каждом выходе из них, честное пионерское слово, больше никогда в жизни не пить водку.
 
Был у меня добрый знакомый Юра, с которым мы дружили еще с 80-х, парень с аналитическим складом ума и передовыми взглядами. К началу девяностых мы уже оба были алкоголиками и часто, распивая очередную бутылку, рассуждали с ним, как нам обуздать зеленого змия.
 
И вот в наших дискуссиях, кое-что не сходилось в теории, что пить нас заставляет то, что мы безудержно стремимся к удовольствию.
 
Первый вопрос, почему удовольствие получают все, но водку во главу угла ставят для себя только некоторые?
 
Второй вопрос, почему у алкоголиков, желание выпить сильнее, несмотря на то, что водка уже не доставляет такой радости, как здоровым.
 
Никто из алкоголиков с этим спорить не станет, потому что знает, что это так.
 
Параллельно с обычной алкогольной эйфорией, вызываемое этанолом, мы начинаем испытывать токсичное действие продукта его распада, ацетальдегида. Поэтому, былой пьяной эйфории у нас быть просто не может.
 
По логике, если бы тяга к алкоголю проистекала от желания получить удовольствие, то она бы увеличивалась у всех людей пропорционально выпитому ими количеству спиртных напитков.
 
И как только уровень удовольствия начинал бы снижаться, должна было бы пойти на спад и тяга к выпивке. Но мы этого не наблюдаем и близко. Кроме того, что алкоголик не получает той радости после стакана водки, которая была раньше, у него начинает расти как снежный ком, ворох жизненных проблем.
 
Но это мало кого останавливает, а если и остановит, то ненадолго.
 
Вот эти вопросы мы с моим приятелем, сидя за бутылкой, друг другу и задавали. Так ли верна идея, что пристрастия формируются подсознательным желанием получить удовольствие.
 
В районе 90 года у нас в городе появилась ученица Довженко с новым методом снятия алкогольной тяги. Стали появляться люди, которые после ее сеансов, таки завязывали с бухлом. При чем, это были не единичные случаи чудесного избавления от пристрастия. Завязавших были десятки, сотни, а потом тысячи.
 
В связи с этим, возник третий, главный вопрос, который ни на одной козе не объедешь, куда девается память об удовольствии при одномоментном снятии тяги?
 
А именно это на сеансах кодирования по методу Довженко и происходит. Пьющий человек за один час превращается в непьющего. У него что, память стирается?
 
Замечательный комментарий к статье написал один из участников обсуждения темы на Алкозавре.
 
Alex_A: Да какое еще удовольствие? Практически каждый человек в своей жизни пробовал алкоголь. У одного удовольствие, а у другого нет? Если у тебя аллергия на мандарины, ты будешь их есть? Да, пока ешь удовольствие, а потом ужас. Тебя же это остановит?
 
А с алкоголем почему не останавливает? Удовольствие сильнее отходняка? Ну хорошо, пусть будет даже так. Для удовольствия хватит грамм 100 водки, потом уже не удовольствие, а отупение. Тогда зачем пить дальше? Версия об удовольствии, на мой взгляд не имеет права на жизнь.
 
Надеюсь, что если я кого-то и не убедил, то хотя бы посеять зерно сомнения в том, что в алкогольной тяге виновато стремление к удовольствию, мне удалось. Вывод напрашивается сам собой, должно существовать что-то внешнее, что заставляет нас заливать в себя этанол в разных видах.
 
А вот что это, мы рассматривали и еще рассмотрим на сайте, форуме и роликах на канале.

Добавить комментарий