Синдром зависимости и патологического влечения к алкоголю

 

 

Синдром зависимости от алкоголя

 
Для того чтобы говорить о синдроме зависимости от алкоголя, или патологического влечения к нему, нужно неумеренно пьющих людей, для начала, на две группы, а потом, каждую группу еще на две. Тогда что-то станет ясным.
 
Наверное, я мало кого удивлю, если скажу, что можно месяц сидеть в интернете, силясь понять, что же такое зависимость от алкоголя, что такое алкоголизм, и чем он отличается от пьянства, но так ничего и не выяснить.
 
Для тех кому лень читать:
 


 
Тому, кто считает, что это одно и то же, напомню, что в СССР время от времени выходили указы и постановления, которые назывались, — «Меры по борьбе с пьянством и алкоголизмом». Уже из этого можно заключить, что между этими словами нельзя ставить знак равенства.
 
Итак, делим злоупотребляющих алкоголем на две категории, вспомнил профессора с его фразой относительно определения контрреволюции. «Кстати, вот еще слово, значение которого я никак не могу понять, абсолютно неизвестно, что под ним скрывается».
 
Да, так вот, делим полюбивших зеленого змия на два лагеря, алкоголики и неалкоголики. Непьющих, к слову, тоже можно разделить на такие же две группы, но они нам сейчас неинтересны.
 
В чем между ними разница? Первые сложно переживают похмелье, могут попадать в запои, пить ежедневно помногу не могут долго, просто умрут. Вторые переживают похмелье, как похмелье, одна из причин того, что их трудно вернуть к трезвости.
 
Часто, на попытки подтолкнуть их к завязке, они пожимают плечами, не понимая, чего вы к ним прицепились. Страдания запойных алкоголиков им неведомы, хотя они нередко притворяются больными, чтобы им налили. Ну, это их жизнь, им так веселее живется.
 
Да, выражение, трубы горят, как раз говорят о том, что перед вами не алкоголик а просто любитель прибухнуть. Сильная жажда после пьянки свидетельствует о том, что у человека нет алкоголизма. И еще, на похмелье, у алкоголика глаза побитой собаки, ему даже просто разговаривать тяжело.
 
Со стороны посмотришь, просто умирающий лебедь. Пьяница же, утром, может быть веселым и оживленным.
 
Первые, находясь в запое, могут продать за копейки перфоратор, чтобы купить бутылку. Вторые, максимум, на что способны, так это, разгулявшись, тот же перфоратор заложить в ломбард, да и то, на такой шаг, если и пойдут, то, будучи пьяными, а потом обязательно выкупят.
 
Теперь разделим пьющих алкоголиков на две группы, запойные и умеренные. Вспоминая свой алкогольный путь, пришел к заключению, что первые годы после того дня, как понял, что пить у меня нормально не выйдет, алкогольной тяги у меня не было.
 
Сейчас удивительно, но оказывается и в конце 80-х годов были люди, которые не витали в облаках, не слушали наркологическую ахинею тех лет, а называли вещи своими именами. По крайней мере, один такой человек оказался рядом тогда, после моего первого трехдневного отходняка.
 
Так вот, первые годы у меня не было алкогольной тяги, как таковой. Но была уже нарушена нейромедиаторная система. Слишком жесткие эксперименты я над собой ставил, да и врачи помогли испытать жутчайшую депрессию. Чуть тогда ласты не склеил.
 
Так, или иначе, но пить я стал с перерывами в несколько месяцев. Работал барменом по пять дней, потом пять выходных. Если и встревал в запой, то тянул до выходных, за пять дней в себя приходил. Собственно, мои запои тогда, это очень условно сказано.
 
У меня не было такого, что черти крутить начинают, хочешь не хочешь, можно или нельзя а надо выпить. Это появилось позже, в лихие 90-е. А до этого я пил сознательно, чтобы работать, или нормально себя чувствовать на каком-то банкете, встрече.
 
Отдавал себе отчет, что потом нужно будет очухиваться нудно и долго. Но, если была возможность отлежаться дома, то я ее использовал. Просто так, выпить чтобы выпить, у меня тогдане было.
 
Подводило душевное состояние, тогда и слова-то я такого не знал, депрессия. Сейчас понимаю, это была она. Уйти от нее помогала только водка, таблетки которые пробовал, превращали в полный тормоз. Аминазин, этаперазин, циклодол, еще штук пять каких=то. Еще нормально себя чувствовал за рулем. Благо, на бензин тогда денег хватало.
 
Чувствовал себя нормально, пока куда-то ехал. Вот пока едешь, все прекрасно, приехал, начинается депрессивная хандра. Если бы мне тогда фенибут, золофт, или амитриптилин… даже не знаю, были ли они тогда в аптеках. Рецепт бы я нашел где взять.
 
Пустился в воспоминания, чтобы сказать, я, практически, пережил все, что может пережить человек, нашедший в алкоголе друга, позже ставшего врагом.
 
Итак, разделим теперь пьющих алкоголиков на умеренных, без тяги, и зависимых, пристрастившихся, которых выпить тянет по поводу и беэ. Первые, это те, кто выпивает время от времени, от депрессии, обусловленной обстоятельствами, или самой по себе.
 
Также, выпивающих во время разных застолий, чтобы не выглядеть белой вороной, да и самому немного веселее под допингом. Пьют в меру, находятся обычно под давлением сдерживающих факторов, не дающим расслабиться.
 
Это, например, автомобиль, завтра утром ехать надо. Жена дергающая все время за рукав, когда ваша рука к стопке тянется, а утром говорит, дулю тебе, а не похмелиться. По разному бывает, но умеренные алкоголики, в запои не попадают.
 
Другая группа, это алкоголики запойные, они уже находятся в лапах патологического влечения к алкоголю. Пока трезвые, все нормально, но после второй стопки они себе уже не принадлежат. За них уже все решает водка. Это те, кто попал под атаку невидимой причины тяги.
 
Ну и разделим пополам пьющих неалкоголиков. Здесь ситуация похожая. Первые пьют при каждом удобном случае, специально могут повод и не искать. Вторые, это пьющие в любом случае, как удобном, так и неудобном. Повод они вообще могут даже не искать.
 
Просто хочется выпить. У них стандартный ответ. «У меня нет никакой зависимости, я сам все решаю, хочу пью, хочу не пью. То, что хотят они постоянно, их не смущает. Я знал людей, которые после ужина, уже засыпали, но если их будили и предлагали выпить, они с радостью выпивали и ложились спать дальше.
 
Так это при работе по договору, без выходных. Получив деньги, они тут же напивались, и не просыхали, пока не просаживали все до последней копейки. Здесь тоже, никакой логикой, никакой физиологией объяснить ничего не удастся. Но с этой категорией, психотерапевтам работать легче, чем с подчиненным тяге алкоголикам.
 
Резюме:
 

Алкоголики

Очень тяжелое похмелье, попадают в запои, пить ежедневно помногу не могут долго, просто умрут. Желание бросить пить, у них часто, большее, чем у неалкоголиков, но осуществить им его труднее. Находясь в запое, даже порядочные люди идут на воровство, обман, унижение ради выпивки. Но только в запое. Могут ради спасительной дозы спиртного отдать за бесценок дорогую вещь.
 

Неалкоголики

Похмелье классическое, с возрастом может становиться тяжелее. Две стопки водки с горячей и острой закуской возвращает их в норму. Могут пить неделями, месяцами и годами.
 
Алкоголизм у них не появляется, зато в подавляющем большинстве случаев все для них заканчивается инфарктом, инсультом и т.д. Вещи пропивать не станут.
Речь идет о большинстве случаев. Нет правил без исключений.
 
У алкоголиков может какое-то время получаться выпивать без продолжения, но всегда есть риск попасть в штопор. Мы записываем это себе в заслугу. Ну вот, теперь у меня все под контролем. У каждого есть своя красная линия, когда за нее зашел, без мучений уже выйти не удастся.
 
Мы можем не замечать, но в большинстве случаев, от запоя нас уберегают сдерживающие факторы. Мы бы продолжили бы, но обстоятельства делают это невозможным.

Добавить комментарий